Поделиться/Share

На вопросы «Самовара» ответил научный сотрудник Института славяноведения Российской академии наук (ИСл РАН) Георгий Энгельгардт. Первая часть интервью.

 

Кот из дома – мыши в пляс

 

– С чем, по вашему мнению, связана вся эта нехорошая активность на Балканах?

– По времени она совпала с пересменкой власти в США. Последнюю четверть века Балканы оставались зоной политического влияния Соединённых Штатов и Евросоюза. Но в последнее время, по крайней мере так казалось, у этих двух мировых игроков возникли серьёзные внутренние проблемы, которые отвлекли их внимание от региона.

Американский солдат в Косово

Конечно, нельзя сказать, что США и ЕС теперь совсем не до Балкан. Но очевидно, что сейчас они вынуждены заниматься регионом уже далеко не так плотно, как раньше. А недостаток внешнего контроля привёл к возникновению на Балканах некоего политического вакуума.

Как говорится: «кот из дома – мыши в пляс». Именно так на возникший вакуум власти и отреагировали некоторые политические силы региона, решившие воспользоваться этой ситуацией сугубо в своих интересах.

В первую очередь, это касается албанцев. Они крайне оживились непосредственно в самой Албании благодаря активной деятельности премьер-министра этой страны и лидера «Социалистической партии Албании» («Partia Socialiste e Shqipërisë», PSSh) Эди Рама.

 

Естественно, это тут же отразилось не только на ситуации в Косово и Македонии, но и на всём Балканском регионе, по которому албанцы расселены достаточно широко. Потому, что активизация албанцев сразу же вызвала ответную реакцию со стороны других этнических групп, что было просто неизбежно.

Шило на мыло

 

Никола Груевский

– Не расскажете об этом подробнее, допустим, на примере Македонии?

– В республике последние годы правила националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ, возглавляемая Николой Груевским, который в 1999-2002 годах был министром финансов Македонии, а с 2006-го по 15 января 2016-го – премьер-министром страны.

Несмотря на свою националистическую направленность, ВМРО-ДПМНЕ весьма последовательно выступала за вступление в ЕС и НАТО. И всегда достаточно тесно сотрудничала с албанцами. Нужно учитывать, что после вооруженного восстания албанцев в 2001 году их политические партии всегда входили в состав всех правящих коалиций.

Например, после парламентских выборов в Македонии 2008 года Никола Груевский получил мандат на формирование правительства благодаря тому, что ВМРО-ДПМНЕ сформировала коалицию с албанской партией «Демократический союз за интеграцию» («Bashkimi Demokratik për Integrim», BDI), возглавляемую Али Ахмети.

Однако ситуация кардинально изменилась после того, как США и ЕС решили сменить правящую элиту в Македонии, поддержав передачу власти в стране партии СДСМ Зорана Заева, которого сейчас активно поддерживает Фонд Сороса.

Поэтому в 2015 году Груевский неожиданно стал одним из основных фигурантов коррупционного скандала, в результате которого в Македонии начались антиправительственные протесты.

Чтобы остановить беспорядки, Груевский был вынужден согласиться на формирование (при посредничестве Евросоюза) переходного правительства из двух главных партий страны – ВМРО-ДПМНЕ и СДСМ, на досрочные парламентские выборы и свой уход с поста премьера за 120 дней до выборов.

В январе 2016-го Груевский покинул пост, который занимал почти 10 лет. Но, понятное дело, он вовсе не хотел расставаться с властью. Однако после внеочередных выборов депутатов в Собрание Республики Македония, состоявшихся в прошлом году, албанцы переметнулись к социал-демократам.

Напомню, что, помимо уже упомянутой BDI, в Македонии есть и другие албанские партии, которые также прошли в парламент.

Это – «Движенье Беса» («Lëvizja Besa»), «Демократическая партия албанцев» («Partia Demokratike Shqiptare»), а также коалиция «Албанский альянс», участниками которой стали «Движение за реформы – Демократическая партия албанцев» («Levizja per reforma Partia Demokratike Shqiptare»), «Единство» («Uniteti») и «Национально демократическое возрождение» («Rilindja Demokratike Kombëtare»).

Все вместе албанские партии получили 20 мест в парламенте из 120, ВМРО-ДПМНЕ – 51, а СДСМ – 49.

В итоге в мае 2017-го премьер-министром республики был избран глава СДСМ Зоран Заев, который возглавил новое македонское правительство. Впрочем, принципиально для страны это ничего не изменило.

После вступления в новую должность Заев подтвердил свою приверженность политике интеграции Македонии в НАТО и ЕС, реализацию которой он объявил приоритетным направлением работы нового правительства.

Где собака порылась…

– Впрочем, в последние месяцы кризис вокруг Македонии внезапно получил свою логическую развязку. Выяснилось, что смена македонского правительства требовалась США и, в меньшей степени, Брюсселю для прорыва четвертьвекового тупика вокруг «спора о названии».

Дело в том, что даже по балканским меркам Македония кардинально испортила отношения со всеми своими основными соседями.

Причём, главный конфликт возник у Скопье с Грецией, которая с 1992 года упорно отказывается признать новое государство и категорически требует изменить официальное название Македонии. И понятно почему.

Исторически Македония – часть одной из греческих областей. Между тем, сегодня Эгейская или Греческая Македония составляет более четверти территории современной Греции. Это самый большой по площади и второй по численности населения регион греческого государства.

А, соответственно, Афины серьёзно опасаются претензий Скопье на греческую провинцию Северная Македония. И хотят обезопасить себя от любых возможных неожиданностей в будущем.

Позиция Афин создала для Скопье серьезные проблемы – как член ЕС и НАТО Греция однозначно заблокировала приём Македонии в эти структуры.

И именно греческими усилиями страна была вынуждена согласиться участвовать в работе ООН и других международных организаций под достаточно унизительным наименованием «Бывшая Югославская Республика Македония».

В течение последних 25 лет этот «спор о наименовании» был подвержен «глубокой заморозке». Греки стояли на своем, а охваченные «национальным пылом» лидеры Македонии отказывались от любых возможных уступок.

Их позиция имела свою логику. Очевидно, что, создавая отдельное государство и меняя идентичность его населения (или его славянской части), убеждая жителей в огромной значимости «македонской цивилизации», какие-либо уступки символического рода делать крайне неудобно.

Однако теперь спор вокруг наименования страны оказался помехой для интеграции в НАТО. Причём, в момент, когда США в результате украинского кризиса решили оперативно зачистить все потенциальные серые зоны в регионе. Естественно, чтобы туда не влезла Россия.

Таким образом, несмотря на абсолютную лояльность правительства Груевского и его стремление к евроатлантической интеграции, глава националистической ВМРО-ДПМНЕ не мог наступить на горло «национальной песне». Поэтому американские дипломаты решили привести к власти его конкурентов, гарантирующих им успех всего предприятия.

«Тиранская платформа» и македонские «русофилы»

– Между тем, сделано всё это было при посредничестве Албании, в столице которой, Тиране, в самом начале этого года состоялась встреча лидеров всех албанских партий и движений, действующих на Балканах, где была принята, так называемая, «Тиранская платформа».

Суть «Тиранской платформы» – объединение всех албанских сил для активного и поступательного расширения их влияния в Балканском регионе. И, фактически, для создания условий, необходимых для воплощения в жизнь паналбанской мечты о «Великой Албании».

Речь идёт об объединении всех территорий, населённых преимущественно этническими албанцами, в единое албанское государство. Очевидно, что бóльшая часть «Великой Албании» окажется в пределах бывшей Социалистической Югославии.

В частности, албанцы претендуют на южные области Сербии, включая Косово и Прешевскую долину (общины Буяновац, Прешево и Медведжа), южные районы Черногории, территории на севере Греции и северо-западную часть Македонии.

Поэтому «Тиранская платформа», помимо координации действий всех албанцев на Балканах, подразумевает выдвижение целого ряда требований по предоставлению албанской части населения в постюгославских республиках особых прав.

Если говорить о Македонии, то удовлетворение всех этих требований неизбежно приведёт к федерализации страны и фактическому разделению её на две части.

В частности, албанцы настаивают на повышение статуса албанского языка до уровня второго государственного; на дополнительное увеличение квот представительства албанцев на всех уровнях политической системы страны, которые, кстати, уже введены и действуют; на предъявление Сербии со стороны Македонии официального обвинения в геноциде албанцев и так далее.

Никола Груевский и его националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ пытались сопротивляться этому, как, впрочем, и всеми силами старались остаться у власти. Отсюда и массовые выступления их сторонников в Македонии в начале этого года, и погром в парламенте.

Мало того, члены ВМРО-ДПМНЕ неожиданно вспомнили, что македонцы не просто один из европейских народов, а народ славянский. И что есть такая огромная славянская страна, как Россия, на которой всегда и держался весь Славянский мир. И вдруг эта традиционно пронатовская и проевропейская партия стала проявлять признаки русофильства и выказывать открытую симпатию в отношении России.

Поэтому, хотя на этот раз Груевский и потерпел поражение, ситуация в Македонии остаётся если и не взрывоопасной, то очень непростой. И, боюсь, что какого-то обострения в самом ближайшем будущем здесь исключать нельзя.

Туризм превыше всего и расторопность МИДа России

– Между тем, Джукановичу не грозит судьба Груевского и в Черногории усиливаются русофобские настроения. Здесь каких-то изменений ситуации ожидать не стóит?

– Джуканович нейтрализовал оппозицию, что позволило ему продавить принятие всех намеченных им прозападных решений. И в июне Черногория успешно вступила в НАТО.

Огромную роль в этом сыграла и мощная обработка населения Черногории средствами массовой коммуникации и пропаганды.

Здесь населению постоянно объясняют, что на самом деле все противники Джукановича готовы ввергнуть страну в хаос и разруху. С таким подтекстом, что любые беспорядки, а тем более смена власти приведут к тому, что Черногория потеряет своих туристов.

С учётом того, что экономика страны базируется именно на туризме, который генерирует примерно 70% черногорского ВВП, это неизбежно приведёт к разорению десятков тысяч граждан Черногории, вовлеченных в эту сферу, а также их родственников.

На удивление, это крайне сильно действует на население страны.

– А у черногорцев нет опасений, что проводимая Джукановичем политика отпугнёт российских туристов, которые являются чуть ли не ключевыми для Черногории? Ведь, даже МИД России советовал в этом году россиянам воздержаться от путешествий в эту страну, чтобы избежать возможных провокаций и прочих неприятностей.

– Наши туристы посещают в основном как раз страны НАТО, в которых в нынешней международной обстановке есть достаточно большая опасность попадания в неприятные ситуации. Болгария или Турция, например. Так чего же опасаться черногорцам? Они явно не хуже турок или болгар.

В то же время, Черногория – маленькая страна. И если даже наши туристы от неё откажутся, то это с лихвой компенсируют европейцы. Например, на фоне осложнения отношений Европы с Турцией немецкие туристы могут отправиться в Черногорию.

А вот скорости реакции на мировые события нашего МИДа можно только поражаться. Потому, что проблемы на черногорском направлении в открытую фазу вышли еще три года назад. МИД же начал пытаться что-то делать лишь тогда, когда острота этой проблемы фактически сошла на нет.

Надо отдать должное Мило Джукановичу – последние десять лет он ни от кого и не пытался скрывать, что ведёт Черногорию в НАТО. А МИД России отреагировал на это лишь тогда, когда ни на что уже никак не мог повлиять.

Джуканович на грани

– Мои друзья-сербы утверждают, что в Черногории надо было что-то делать лет 25 назад, а сейчас уже слишком поздно. Вы тоже так считаете?

– Времени, действительно, потеряно слишком много. Тем не менее, не всё так однозначно. Ведь, Джуканович совсем не случайно протаскивал решение по вступлению Черногории в НАТО именно через парламент, который ему до сих пор так или иначе удавалось контролировать.

Очевидно, что для него было крайне важно избежать всенародного референдума, итоги которого оказались бы точно не в его пользу.

И даже прошлогодние выборы в Скупщину (парламент) Черногории показали, что Джуканович балансирует на грани. А это значит, что один неверный шаг и всё может кардинально измениться.

Напомню, что в ходе последних черногорских парламентских выборов правящая партия ДПС чуть не проиграла оппозиции. Не случайно же Джукановичу пришлось спасать положение, устроив театральную постановку путча «против самого себя».

И только с помощью этой технологии ему удалось повлиять на итоги голосования, склонив ситуацию в свою пользу. Таким образом, он получил большинство, но очень шаткое и, надо думать, не слишком долговечное.

 

«Исламский пояс» для Европы

– Этой же технологией недавно воспользовался для устранения оппозиции и глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган…

– В случае с Эрдоганом это была защитная реакция на вмешательство коллективного Запада в дела Турции.

Долгое время Евросоюз и США крайне благосклонно относились к тому, что Турция стремительно расширяет своё влияние на Балканах. Такая политика Анкары рассматривалась как некий вариант как бы управляемого раздела сфер влияния.

Но ослабление контроля над Эрдоганом привело к возникновению конфликта между Анкарой и коллективным Западом, по мере обострения которого решение этой части «балканского уравнения» для Евросоюза и США сильно усложнилось.

Потому, что прочные связи Турции, наработанные, в частности, в Косово, Боснии, Албании и Македонии, а в последнее время и в Болгарии, стали превращаться для Запада из комплементарных в проблемные.

– Может быть, всё так и было задумано изначально? Ведь, в результате расчленения Югославии фактически в Европе был искусственно создан пояс обособленных, чисто исламских государств и территорий. Учитывая нынешнюю ситуацию, сейчас это выглядит как реальная угроза для Европы.

– Возникновению исламского пояса на Балканах, действительно, никто не мешал – это факт. Но создавался он под контролем коллективного Запада.

Однако теперь отношения испортились как между Турцией и Западом, так между Европой и США. И этот процесс активно развивается. Закончиться это может всем, чем угодно.

Между тем, нынешняя политика коллективного Запада в отношении Балкан лишь усугубляет ситуацию.

Так, сегодня активно проталкивается проект создания транспортной инфраструктуры, которая соединила бы Албанию через Сербию и, в частности, через Косово, с европейским автотранспортным коридором «Юг-Север».

В настоящее время он действует на маршруте «Греция – Македония – Сербия – Хорватия – Словения – Австрия».

Ветка из Албании в Косово уже построена. А сейчас, по настойчивой «рекомендации» западных «партнёров», президент Сербии Александр Вучич лоббирует выведение её из Приштины в Ниш, где, собственно, и планируется подключиться к большой европейской автостраде.

Плантация марихуаны в Албании

– Чтобы увеличить наркотрафик через Косово в Европу?

– Нужно отметить, что этот проект крайне важен именно для албанцев. Выгода от него для Евросоюза, прилагающего немалые усилия для его продвижения, крайне сомнительна, если говорить о чистой экономике.

А для сербов в нём вообще нет никакого смысла, так как есть целый ряд значительно более важных проектов в Центральной Сербии.

В случае завершения этой автострады она изменит стратегический баланс сил на Балканах. До сих пор Албания и Косово находятся в своего рода коммуникационном тупике – они фактически никак не соединены с магистральными трассами региона. Дело в том, что в 1945-1990 в Албании существовал весьма экзотический коммунистический режим Энвера Ходжи и его наследников, рассорившийся во всеми соседями и постепенно изолировавшийся от всего внешнего мира. Чтобы выйти из этого тупика Тирана и Приштина уже построили шоссе Приштина – Тирана – Дуррес (основной албанский порт на Адриатике). Проект вывода этой трассы на автостраду «Север-Юг» даст Албании и Косову возможность прямого и удобного выхода в Европу и заметно облегчит экономическую экспансию албанцев в сопредельных регионах. Также она даст расширит логистические возможности НАТО, чьи базы в Косово также «заперты» ограниченными возможностями существующей дорожной сети.

 

Беседу вёл Денис Кириллов

Текст под редакцией Анастасии Казимирко-Кирилловой

 

Продолжение следует

Поделиться/Share

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий