Поделиться/Share

На вопросы «Самовара» ответил научный сотрудник Института славяноведения Российской академии наук (ИСл РАН), Георгий Энгельгардт.

Разогрев Балкан

– Георгий Николаевич, сегодня складывается устойчивое впечатление, что кто-то в очередной раз старательно пытается дестабилизировать Балканы. Здесь активизируются процессы, способные перерасти в новые широкомасштабные конфликты, в том числе вооружённые. Что происходит в этом регионе?

– C начала 2017 года идёт целенаправленный разогрев конфликтов практически по всей территории бывшей Югославии. В первую очередь это связано с албанцами – наиболее заметная эскалация существующих противоречий происходила в зонах именно их проживания.

Это и сама Албания, и Косово, и другие части южной Сербии, а также Македония и, в меньшей степени, Черногория – всё это как бы один большой очаг.

Помимо этого, разгораются и практически все балканские конфликты 20-25-летней давности. Казалось, всё уже кончилось – войны прошли, границы новые нарисованы, сферы влияния поделены.

Шла тихая, спокойная жизнь, конечно, с постоянными кризисами, но в определённых рамках. Сейчас же эти рамки начали стремительно раздвигаться. Причём одновременно в разных местах.

И стало очевидно, что на самом деле коллективный Запад – европейцы и американцы – так и не смог решить ключевых балканских проблем, а просто заморозил их до поры до времени и, пока это было возможно, закрывал на всё глаза.

Но пришло время и все отложенные конфликты стали постепенно снова набирать обороты. Пока они ещё не перешли в самую горячую фазу, но ситуация, к сожалению, развивается именно в этом направлении.

«Скучная» Македония

– Например – Македония, маленькая, тихая и спокойная страна, настолько провинциальная, что на первый взгляд, может показаться даже скучной.

Хотя 16 лет назад по Македонии и пронеслась скоротечная гражданская война, но затем целых полтора десятилетия в этой стране вообще ничего особо примечательного не происходило. Если, конечно, не считать периодических, но не слишком значимых волнений албанских сепаратистов.

И вдруг, в начале этого года по столице Македонии – Скопье, а затем и по всей стране прокатилась мощная волна митингов двух враждующих политических партий.

«Внутренней македонской революционной организации – Демократической партии за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМНЕ, «Внатрешна Македонска Револуционерна Организација – Демократска Партија за Македонско Национално Единство») – с одной стороны. Она считается националистической.

И «Социал-демократического союза Македонии» (СДСМ, «Социјалдемократски сојуз на Македонија») – с другой. Это реформированная бывшая правящая компартия, сейчас выступающая с левоцентристских позиций.

В конце апреля сторонники ВМРО-ДПМНЕ, которая фактически контролирует правительство Македонии, захватили парламент страны и избили депутатов конкурирующей партии, а также албанских союзников социал-демократов.

Формальным поводом для этого стало избрание спикером македонского парламента этнического албанца Талата Джафери. Таких серьёзных столкновений здесь не было очень и очень давно. Но, как мы видим, теперь они снова происходят.

Внутрикосовский раскол

– В соседнем Косово складывается очень похожая ситуация. Там существует постоянно тлеющий конфликт между двумя крупными кланами «борцов за независимость», между двумя «отцами-основателями» албанской «Армии освобождения Косова» (UÇK, «Ushtria Çlirimtare e Kosovës»).

Это бывшие партнёры и соратники – Хашим Тачи и Рамуш Харадинай, которые были непосредственными участниками боевых действий, направленных на развал Югославии и отделение Косово от Сербии. Теперь они возглавляют политические партии, которые противостоят друг другу.

Тачи – лидер «Демократической партии Косова» (PDK, «Partia Demokratike e Kosovës»), Харадинай – возглавляет «Альянс за будущее Косова» (AAK, «Aleanca për Ardhmërinë e Kosovës»).

Сегодня, на фоне Харадиная, Хашим Тачи выглядит «голубем мира». Потому, что Рамуш Харадинай открыто заявляет, что, если будет такая необходимость, то албанцы без всяких зазрений совести проведут этническую чистку в Косово сербов.

Важно понимать, что ещё совсем недавно, когда у власти в Косово стоял Тачи, политические лидеры косовских албанцев такого себе не позволяли. Но очевидно, что сейчас ситуация изменилась.

Этому предшествовал очередной политический кризис в Приштине, в результате которого правительство Косово было вынуждено уйти в отставку. И теперь Харадинай предпринимает настойчивые попытки снова занять пост премьер-министра, который он занимал уже очень давно и совсем недолго – с декабря 2004-го по март 2005 года.

«Борьба нанайских мальчиков» по-черногорски

– В Черногории ситуация несколько другая. В стране фактически установлена единоличная власть Мило Джукановича. За 28 лет политик успел по нескольку раз побывать в креслах президента и премьера.

Но сейчас, чтобы контролировать ситуацию в стране, ему достаточно оставаться главой правящей «Демократической партии социалистов» (ДПС, «Демократска партија социјалиста Црне Горе».

Лично для себя Джуканович добился серьёзного политического успеха – 5 июня 2017 года в Вашингтоне Черногория официально вступила в НАТО.

В обмен на принятие страны в НАТО, чего Джуканович с таким трудом всё-таки смог добиться вопреки как сопротивлению политической оппозиции, так и воле большинства граждан, он получил для себя и своего режима внешние гарантии политического иммунитета.

Впрочем, поддержка Запада вряд ли может обеспечить ему полную безопасность и, тем более, не избавит его от целого ряда текущих, крайне актуальных проблем.

Дело в том, что последние действия Джукановича спровоцировали крайне серьёзное обострение отношений внутри самогó черногорского общества. И в дополнение к этому – с Россией. А это будет иметь далеко идущие последствия, что бы Джуканович и его соратники теперь не пытались делать.

В том числе и потому, что их победа на парламентских выборах в Черногории в октябре прошлого года во многом была обеспечена «неудавшейся попыткой» организации «путча», направленного против режима Джукановича, который якобы готовили его противники при активной поддержке Москвы.

История с этим «путчем» выглядит довольно странной. Впрочем, её политические последствия для Черногории вполне очевидны. Можно констатировать, что Джукановичу удалось полностью деморализовать оппозицию. Сейчас её ядро разбито, а лидеры лишены депутатского иммунитета и находятся под постоянной угрозой ареста.

Одновременно, благодаря этому «путчу», коллективный Запад получил очередное «доказательство» того, что Балканы, Европу, да и весь мир, нужно срочно спасать от «страшного агрессора» – России.

Основополагающий «принцип» Вучича

– А почему премьер-министр Сербии Александр Вучич (сегодня он уже президент страны) в тот момент поддержал Мило Джукановича? Тем более, что последний обвинил в заговоре против своей «демократической» диктатуры не только Москву, но и Белград.

– Вучич пытается лавировать между США, Великобританией, Европой и Россией. Для него это важно, так как слишком резкий крен в сторону Запада неизбежно приведёт к народным волнениям в Сербии. А чересчур тесное сближение с Россией – к мощному давлению со стороны коллективного Запада.

В результате сербская политика зачастую выглядит, как «и нашим, и вашим, и споём, и спляшем». Между тем, чтобы удержаться у власти, Вучич всеми силами старается соблюсти этот баланс.

Соответственно, в ситуации, когда Джуканович выдвинул обвинения против Москвы и Белграда, что якобы они выступили единым фронтом против движения Черногории в «цивилизованный мир», Вучичу пришлось «предъявить доказательства» своей лояльности Западу.

В итоге официальный Белград не только поддержал Джукановича на прошлогодних парламентских выборах, но и выдал одного из «ключевых заговорщиков» и основного свидетеля обвинения на процессе о «путче» – уголовника и лидера движения «Сербские волки» («Српски вукови») Сашу Синджелича. При этом сербские власти даже «обеспечили» его сотрудничество с черногорскими следственными органами.

В то же время ряд других граждан Сербии, также обвинённых режимом Джукановича в участии в подготовке «путча», официальный Белград выдавать Подгорице вовсе и не спешит.

Впрочем, репутация у Синджелича очень своеобразная. Многие считают его агентом сербских, черногорских и, очень возможно, каких-то ещё спецслужб.

Боснийский треугольник

– Если двигаться дальше на север, то там по-прежнему «чадит» классический боснийский треугольник противостояния между сербами, хорватами и бошняками (сербами-мусульманами).

В начале этого года тут была предпринята попытка бошняков и их сторонников подсыпать пороху в огонь. Они потребовали отмены главного национального праздника боснийских сербов – Дня Республики Сербской, их автономии в составе Боснии и Герцеговины.

Почти четверть века до этого боснийские сербы отмечали годовщину провозглашения независимости этого государственного образования – и никому до этого не было дела.

И вдруг в одночасье этот праздник стал нестерпимо мешать бошнякам. В этой связи они даже потребовали возобновить иск против соседней Сербии по обвинению её в агрессии и геноциде.

Дело чуть не дошло до массовых столкновений между сербами и бошняками, что, безусловно, привело бы к возобновлению крупного конфликта в балканском регионе.

Хорватские ритуальные танцы

– В Хорватии, также как в Македонии и Косово, последние годы наблюдается перманентный политический кризис. Правящие коалиции в стране разваливаются одна за другой.

Так, в минувшем году депутаты Хорватского сабора (парламента) вынесли вотум недоверия правительству, возглавляемому Тихомиром Орешковичем.

Долгое время он выступал в качестве топ-менеджера региональных и транснациональных фармацевтических компаний. А в конце 2015-го стал кандидатом на пост премьер-министра Хорватии от партий, составлявших в Хорватском саборе парламентское большинство.

Речь идёт о правоконсервативной партии «Хорватское демократическое содружество» («Hrvatska demokratska zajednica», HDZ) и правоцентристском объединении «Мост независимых списков» («Most nezavisnih lista», MOST).

В январе 2016-го Орешкович стал премьер-министром Хорватии. Однако уже в июне прошлого года его правительство получило вотум недоверия.

Причиной политического кризиса стал коррупционный скандал, связанный с получением венгерской нефтегазовой MOL Group (Magyar OLaj-és Gázipari Részvénytársaság) контроля над хорватской нефтегазовой INA Group (Industrija nafte).

Непосредственно этот скандал касался первого заместителя премьер-министра Хорватии Томислава Карамарко (с 2012 года является председателем партии HDZ) и его жены Аны Шарич, а также специального советника и лоббиста MOL Иосипа Петровича.

Попытка сформировать новое парламентское большинство под предводительством министра финансов Хорватии, беспартийного Здравко Марича, провалилась. В итоге Хорватский сабор был распущен.

В результате в сентябре прошлого года в Хорватии прошли внеочередные парламентские выборы, победу в которых одержала коалиция во главе с HDZ, в состав которой вошли праволиберальная «Хорватская социал-либеральная партия» («Hrvatska socijalno liberalna stránka», HSLS) и правоцентристская «Хорватская христианско-демократическая партия» («Hrvatska demokršćanska stranka», HDS).

После победы HDZ на выборах, член этой партии Андрей Пленкович – юрист, дипломат и политик, депутат Европейского парламента и глава комитета парламентского сотрудничества между Украиной и ЕС (одновременно являвшийся заместителем главы комитета по иностранным делам) – провёл переговоры о формировании правящего большинства с объединением MOST.

И в октябре 2016 года Хорватия получила нового премьер-министра – им стал Андрей Пленкович, а также новое правительство. Но теперь уже и созданная Пленковичем правящая коалиция начинает трещать по швам.

Чтобы в этих условиях удержать власть, хорватская политическая элита не придумала ничего лучшего, чем в очередной раз использовать «национальный фактор».

И, в частности, как следует потрепать «в ритуальных целях» отношения с Сербией. Естественно, что это только усиливает общую нестабильность Балканского региона.

 

Беседу вёл Денис Кириллов

Текст под редакцией Анастасии Казимирко-Кирилловой

Продолжение следует

Поделиться/Share

Добавить комментарий