Поделиться/Share

Одним из последствий завершившихся в Иране президентских выборов стало появление нового публичного лидера консерваторов, Ибрахима Раеси. Он занял второе место, набрав более 38% голосов. Однако, проигрыш Раеси на выборах президента отнюдь не говорит о его неудаче. Напротив, восхождение этого политика и священника к высшему посту еще впереди.

О том, кто это, и откуда он появился на иранском политическом Олимпе рассказывает эксперт по Ближнему Востоку и Азии, востоковед Игорь Панкратенко.

Ибрагим Раеси не появился внезапно и из ниоткуда. После марта 2016 года, когда Верховный лидер назначил его хранителем одной из главных святынь шиитов всего мира, гробницы имама Резы в Мешхеде (одновременно с этим Раеси возглавил и фонд Астан Кудс Разави, управляющий мавзолеем имама Резы и имеющий многомиллиардные обороты, ведь каждый год поклониться гробнице прибывают до 30 миллионов паломников со всех стран мира), иранский истеблишмент и иностранные наблюдатели заговорили о нем как о возможном преемнике 77-летнего Верховного лидера Ирана. Тем более, что Раеси пришел на место скончавшегося в возрасте 80 лет предыдущего хранителя, Аббаса Ваеза Табаси, который до конца жизни был убежденным сторонником и верным союзником главного конкурента нынешнего Рахбара, ныне покойного Али Акбара Хашеми Рафсанджани.

У Ибрахима Раеси, родившегося в 1960 году, рано осиротевшего (его отец скончался, когда Раеси было пять лет), получившего духовное и юридическое образование в религиозном сердце Ирана – городе Кум, безупречная репутация, двое детей и широкие связи в консервативном ядре иранского руководства. Плюс к этому – высокий авторитет в Корпусе исламской революции, правоохранительных органах страны и полное доверие со стороны Верховного лидера Али Хаменеи.

Доверие, замечу, более чем заслуженное. В горячем для Исламской республики 1981 году он получил назначение на пост прокурора города Карадж, а буквально через пару недель одновременно был назначен и прокурором Хамадана. Между двумя городами 300 километров, но Раеси справлялся, в результате чего через четыре месяца стал уже прокурором всей провинции Хамадан.

В 1985 году получил назначение на должность заместителя прокурора Тегерана, и с этого момента уже полностью вошел в команду Али Хаменеи, поскольку помимо обязанностей заместителя прокурора столицы вел специальные расследования по особо важным делам в провинциях Луристан, Семнан и Керманшах.

Некоторые СМИ на Западе называют его «кровавым аятоллой», поскольку он был в числе тех, кто выносил смертные приговоры участникам «Организации моджахедов Иранского народа» (ОМИН или Моджахеддин-е-Халк), иранской компартии и ряда левацких группировок в 1988 году. Оставлю этот ярлык на совести его авторов, напомню лишь, что приговоры выносились далеко не просто политзаключенным, а участникам террористической организации, развязавшей настоящую войну в иранском приграничье, убивавшим как представителей власти, так и мирное население.

С 1989 по 1994 год Раеси работает прокурором столицы, а с 1994 по 2004 годы возглавляет Управление Генеральной инспекции, занимающееся контролем за соблюдением исполнения законов должностными лицами и борьбой с коррупцией.

Следующие десять лет, до 2014 года, Раеси – первый заместитель председателя Верховного суда страны, а с 2012 – еще и руководитель Специального духовного суда (dadgahe vijeh-йе rohaniyat), подотчетного только и исключительно Верховному лидеру. С 2014 по 2016 — вновь на посту прокурора Тегерана, с которого ушел в отставку по просьбе Али Хаменеи. Ушел, чтобы возглавить фонд Астан Кудс Разави, о котором уже говорилось выше.

В ходе президентской кампании главными пунктами программы Раеси были борьба с коррупцией и развитие отечественной экономики, избавление страны от нефтедолларовой зависимости. Что же касается международных отношений, то здесь он ограничился лаконичным: «Я за расширение добрых отношений со всеми странами, кроме Израиля».

И еще деталь – в отличие от многих в иранском истеблишменте, Раеси является сторонником самого широкого участия женщин как в общественной жизни, так и в других сферах.

Еще один кандидат в президенты, нынешний мэр Тегерана Мохаммед Багер Калибаф, за несколько дней до выборов снял свою кандидатуру в пользу Раеси, призвав своих сторонников отдать свои голоса именно ему. При этом Калибаф заявил, что готов работать в команде Раеси, поскольку это именно тот человек, который сможет остановить реформаторов, чья политика приносить выгоды лишь четырем процентам населения Ирана, привилегированному меньшинству местных олигархов.

Интрига появления одного из наиболее вероятных преемников Верховного лидера на президентских выборах, над которой сейчас ломают голову наблюдатели, в действительности никакой интригой не является. Лагерь консерваторов слишком долго был раздроблен на враждующие группировки. Потому и проиграл. Выводы из этого сделаны, и теперь консервативное ядро иранского руководства во главе с Али Хаменеи выдвинули нового лидера, к которому остальных консерваторов, как и иранское общество в целом, постепенно «приучают».

Победа Раеси в борьбе за пост Рахбара или же следующего президента Ирана еще не предопределена. Но готовится к ней ядро иранского истеблишмента начало уже сейчас.

Поделиться/Share

Добавить комментарий