Поделиться/Share

Оглашение результатов президентских выборов в Сербии, состоявшихся второго апреля, привело к массовым протестам, охватившим всю страну. Проходят они и по сей день, продолжая раз за разом набирать обороты. Заказчики этих протестов за прошедшее время так и не были выявлены, ни внутри Сербии, ни за её пределами. Поэтому всё больше растёт уверенность в том, что это самый настоящий народный протест против действующей власти. Тем более удивительно, что эту тему практически все пытаются либо стыдливо обойти стороной, либо дают по ней крайне скупую и противоречивую информацию. Причём, такую информационную блокаду ведёт по отношению к Сербии не только США и Европа, но даже и братская Россия. Ничего странного нет, так как делается это совершенно не случайно.

Что же сегодня творится в Сербии? Чем всё это может закончиться? На эти и многие другие вопросы отвечает Мирко Котич.

Цирк с конями

В понедельник, 3 апреля, ставленник Вашингтона и Брюсселя, лидер «Сербской прогрессивной партии» («Српска напредна странка», СНС), а также действующий премьер-министр Сербии Александр Вучич объявил себя победителем президентских выборов, состоявшихся в предыдущее воскресение.

По обнародованным данным, явка на выборах составила чуть более 54%. А за Вучича свои голоса отдало порядка 55% всех граждан Сербии, добравшихся до избирательных участков, или около 1,9 млн человек.

Сербский премьер-министр заявил, что особенно горд случившимся в связи с тем, что выиграл сразу в первом туре, ведь это произошло впервые с выборов президента Сербии 1991 года. Такая радость Вучича была вполне понятна, ведь, выход во второй тур, по мнению многих, мог грозить ему, если и не поражением, то большими проблемами.

При этом Вучич выразил «особую» благодарность канцлеру Германии Ангеле Меркель и президенту России Владимиру Путину. Напомним, что с ними он встречался накануне выборов, чтобы получить «благословение», а также убедить своего избирателя в том, что и Германия, и Россия не поддерживают никого другого, кроме него, Вучича.

И действительно, свои поздравления с победой на президентских выборах в Сербии Вучичу направили или высказали в той или иной форме как европейские политики и функционеры Евросоюза, так и российские государственные чиновники, включая Владимира Путина. И даже президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов направил Вучичу свои сердечные поздравления.

Впрочем, нужно сказать, что нынешние выборы президента Сербии были настолько предсказуемые, что даже придумать тут какую-то интригу было просто невозможно. Всего в них участвовало 11 кандидатов, но, на самом деле, ни один из соперников Вучича не имел реальных шансов на победу, даже если бы выборы были абсолютно честными, между тем, как они таковыми не стали.

Ключевым «конкурентом» сербского премьер-министра по президентской гонке оказался «независимый» кандидат Саша Янкович – бывший омбудсмен (в 2007-2017 годах) и ещё более откровенный либерально-прозападный кандидат, чем сам Вучич. Янкович занял на выборах второе место, набрав в общей сложности более 16% голосов.

Вполне возможно, что какая-то часть сербов отдала свои голоса Вучичу, только чтобы Янкович к власти не пришёл. И, не исключено, что именно такая «поддержка» Вучича, собственно, и была единственной целью участия Янковича в предвыборной гонке. Кстати, то же самое можно сказать и по поводу некоторых других кандидатов, но, конечно, не всех.

Например, весьма показательно, что третье место на выборах занял 26-летний студент частного университета «Сингидунум» Лука Максимович, участвовавший в президентской гонке в прямом смысле в качестве пародийного кандидата. Он сознательно пошёл на выборы именно в таком качестве, чтобы показать, что на сербской политической арене творится самая настоящая клоунада.

В предвыборную гонку Лука «въехал в белом костюме на белоснежном коне» под псевдонимом «Любиша Прелетачевич Белый», возглавив созданную им же партию «Сарму пробо ниси» (СПН), что можно перевести как «Сарму ты не пробовал» (сарма – блюдо сербской кухни, чем-то похожее на русские голубцы).

Следует отметить, что Максимович вообще не предлагал никакой политической программы, а лишь открыто глумился над современным сербским «политическим классом» и действующей политической системой. Между тем, молодежь Сербии, несмотря на весь этот «цирк с конями», активно поддержала кандидата «Белого».

Лука Максимович

Благодаря этому Лука Максимович набрал на выборах почти 9,5% голосов, значительно обогнав следующих за ним претендентов на президентское кресло. В частности, получившего чуть более 5,5% «независимого» кандидата Вука Еремича (министра иностранных дел Сербии в 2007-2012 годах и президента Генеральной Ассамблеи ООН в 2012-2013-х), а также основателя и лидера «Сербской радикальной партии» («Српска радикална странка», СРС) Воислава Шешеля, которому досталось на выборах менее 4,5% голосов.

Представитель сербских патриотов, русофилов и антиглобалистов Бошко Обрадович, лидер «молодёжного» движения «Двери» («Двери српске»), получил чуть более 2% голосов, тогда как недействительных бюллетеней для голосования оказалось почти столько же – 1,7%. Остальные кандидаты набрали меньше 1,5%.

Проигравшие претенденты на президентское кресло, конечно, недовольно погундели для приличия. В частности, было заявлено, что в Сербии нет демократии, что Вучич займёт место президента незаконным путём, так как он победил за счёт покупки голосов, запугивания избирателей, информационной блокады своих конкурентов и целого ряда других нарушений в ходе выборов.

Например, под сомнение было поставлена конституционность проведения выборного процесса в Косово и Метохии. Бошко Обрадович в связи с этим даже пригрозил, что будет требовать отмены результатов голосования.

Однако на бóльшее сербские политики оказались не способны. Между тем, на улицы Сербии с протестом массово вышла молодёжь. Вышла совершенно самостоятельно, без чьей-либо помощи.

«Ваше право — ничего не знать»

И даже мёртвые голосовали за Вучича

Сразу же после президентских выборов в Сербии выяснились факты, которые заставляют серьёзно усомниться в том, что Вучич победил в первом их туре.

По официальным данным, население страны в настоящее время составляет около 7,19 млн человек. При этом голосовать из них могут, в соответствии с законодательством, лишь порядка 5,9 млн. Однако в этот раз на выборах волшебным образом было зарегистрировано 6,7 млн избирателей.

То есть, более 800 тыс. человек оказались «лишними». В то же время в других странах представителей сербской диаспоры было зарегистрировано на этих выборах всего 11 тыс.

В итоге в голосовании приняло участие значительное число «долгожителей», родившихся ещё в XIX веке. Только в Белграде таких было свыше двух десятков.

Например, в Новом Белграде в качестве избирателя «зарегистрировался» гражданин 1889 года рождения – то есть ему сейчас должно быть 128 лет. Хотя самым старым человеком в Сербии буквально в прошлом году был признан 107-летний старик.

Впрочем, на этих выборах активно голосовали не только «долгожители», но и мёртвые. Причём, не десятками и даже не сотнями, а десятками и сотнями тысяч.

В частности, было зафиксировано достаточно много случаев, когда сербы совершенно случайно узнавали, что на выборах зарегистрированы их родственники, давно ушедшие в мир иной.

Массово голосовали и пропавшие без вести жители Косово и Метохии, о судьбе которых давно никто ничего не знает.

Помимо «мёртвых душ», было обнаружено столь же массовое участие в выборах избирателей-фантомов, которых никогда не существовало в принципе. Они оказались зарегистрированы по несуществующим, а также по чужим адресам, где о них никто никогда даже не слышал.

Таким образом, если даже особо не вдаваться в подробности, связанные с другими нарушениями, и отнять от 1,9 млн проголосовавших за Вучича избирателей 800 тыс., то, получается, что на самом деле свои голоса за него отдали всего около 1,1 млн человек.

А значит, он не набрал необходимых для победы в первом туре выборов голосов. И, хотя и стал лидером первого тура президентской гонки, но с крайне незначительным отрывом от своих ближайших соперников.

«Покойного дедушку видим только на фотографиях и в списках голосования»

Так, если взять за отправную точку те самые реальные 5,9 млн граждан Сербии, имеющих право голосовать, то получается, что на выборы сербского президента пришло лишь около 47,5% или всего 2,8 млн избирателей, а не 54% или более 3,6 млн человек, как это было изначально озвучено. То есть, по-хорошему, нужны перевыборы.

Но, даже если этого не делать, то всё равно доли между участниками президентской гонки распределяются совсем по-другому. Например, если 800 тыс. виртуальных людей – это единственная «приписка» в пользу Вучича, то реально он заручился поддержкой не более 39% проголосовавших.

В то же время, очевидно, что другие кандидаты (в пересчете на 2,8 млн реально участвовавших в выборах избирателей) наоборот получили значительно больше процентов голосов, чем было обнародовано.

Всё это и стало формальным поводом для начала массовых протестов. Почему формальным? Потому, что аналогичные нарушения, хотя, может, и не столь масштабные, постоянно возникали в Сербии после развала Югославии во время любых выборов.

Например, на парламентских выборах 2014 года, в результате которых Вучич стал премьер-министром, а также на досрочных выборах в Скупщину 2016-го, когда он пролонгировал свои полномочия, за СНС и Вучича также голосовали «мёртвые души», фантомы и без вести пропавшие.

Почему же именно сейчас начались массовые протесты? И почему они никак не утихают? Дело в том, что очередное надувательство со стороны правящей элиты стало последней каплей в чаше терпения граждан Сербии.

Суть протестов и их участники

Сначала на улицы сербских городов массово вышла молодёжь. Затем к ней присоединились профсоюзы военных, полиции, юристов, работников образования, врачей и так далее. Вышли с протестом и просто трудящиеся – работники предприятий и фермеры, а также пенсионеры.

Впоследствии в рядах протестующих стали замечать лидеров и членов «оппозиции», хотя очевидно, что они выступали не как идеологи и организаторы, а всего лишь как «дополнительная поддержка» митингов и шествий. Основу же продолжающихся протестов с самого начала составляет именно молодёжь

Протестующие выходят с плакатами: «Нет диктатуре!», «Свободу народу!», «Не отдадим Сербию!», «Выборы украдены!», «Вучич – вор!», «Где наши голоса?», «Вучич – облажался!» (что, на молодёжном сленге, гораздо грубее), «Вучич – не наш президент!», «Отставка!», «Уходи!» и так далее.

Подражая собачьему лаю, толпа скандирует: «Ав-ав-ав-ау-у-у!». Так она обыгрывает инициалы победителя президентской гонки Александра Вучича.

Против чего выступают недовольные? Прежде всего, против несправедливых выборов, коррумпированной власти Вучича, которая всё больше становится во всём похожей на настоящую либеральную диктатуру. Против нескончаемого потока пропаганды и вранья полностью подконтрольных власти сербских либерально-прозападных медиа.

Против практически полного отсутствия реальной политической конкуренции в Сербии. И, естественно, против проводимой Вучичем либерально-прозападной внутренней и внешней политики, которая не отвечает чаяниям подавляющего большинства населения страны.

Так, если обратиться к внешней политике, подавляющее большинство населения Сербии категорически против НАТО. Между тем, именно при Вучиче страна фактически «по своей воле» вошла с этим альянсом в теснейшее взаимодействие.

Достаточно многие сербы были бы не против вхождения в Евросоюз, но есть целый ряд условий, которые для них неприемлемы. Так, всем известно, что ключевым из этих условий всегда было предварительное вступление во всё тот же Североатлантический альянс. То есть сначала – в НАТО, и только когда-нибудь потом – в Евросоюз.

Кроме того, в случае вступления в ЕС, Сербии пришлось бы полностью отказаться и от своих стратегических национальных интересов. Сербы – против этого. Но Вучич, несмотря ни на что, всё время пытается выполнить все условия, которые ставят перед ним Вашингтон и Брюссель.

Это касается и сдачи сербских позиций по Косово и Метохии, и по Хорватии, и по Республике Сербской в составе Боснии и Герцеговины, и по Черногории, и по многим другим жизненно важным для Сербии вопросам. Включая, кстати, и вопрос развития взаимодействия страны с Россией.

Если говорить о внутренней политике Вучича, то и здесь, выполняя поручения Вашингтона и Брюсселя, он также крайне далёк от чаяний сербского народа. Сам человек, укравший сербские выборы, утверждает, что за последнее время он лично участвовал в открытии 55 новых предприятий в Сербии. И что за период его премьерства в стране было создано свыше 125 тыс. новых рабочих мест.

Однако, как говорится, «есть ложь, наглая ложь и статистика». Именно такой статистикой и оперирует Вучич. В действительности в Сербии ежегодно навсегда исчезает значительно больше предприятий, чем появляется новых.

Индустриализацию и развитие сельского хозяйства нынешняя сербская власть рассматривает не иначе, как некие анахронизмы. Приватизация рассматривается властью исключительно как дополнительный способ получения взяток и откатов, в результате чего сербские предприятия «распределяются» между инвесторами, которые вовсе и не собираются их развивать, а лишь стремятся как можно быстрее выжать из них последние «соки».

Зато в моде сектор услуг – главным образом банковских, сервисных и торговых. Поэтому в Сербии закрываются предприятия, которые что-либо производят, а открываются в основном банки и торговые центры, где продаются импортные товары и продукты. Причём, инвесторами здесь выступают, в первую очередь, иностранцы, а сербы только теряют доходы и работу.

Уровень бедности по странам в процентах

Например, средняя заработанная плата в Сербии реально составляет порядка 220 евро в месяц. Даже в семьях, где работает по три-четыре человека, на такой доход можно жить лишь сводя концы с концами. Причём, задержка зарплаты здесь далеко не редкость.

Поэтому многие сербы, чтобы как-то выжить, вынуждены устраиваться сразу на несколько работ, наниматься на сезонные, например, сельскохозяйственные или туристические работы, а также заниматься, если есть такая возможность, собственным приусадебным хозяйством.

Именно так живёт большая часть работающего населения страны. В то же время в Сербии растёт безработица – сегодня она составляет порядка 20%, а, соответственно, огромное число сербских жителей вынуждено уезжать на заработки в другие страны.

Между тем, пенсионерам в Сербии живётся ещё труднее – средняя пенсия составляет здесь чуть более 110 евро в месяц. При этом государство крайне плохо выполняет свои социальные обязательства перед малообеспеченными и нуждающимися жителями страны – льготы, пособия, выплаты, компенсации сокращаются, задерживаются или не выплачиваются вовсе. А то и просто упраздняются.

И всё это на фоне процветающей коррупции, которая приобрела небывалые для Сербии масштабы именно с приходом к власти Вучича и СНС. Сегодня народ обвиняет сербское руководство, прежде всего, в организации и «крышевании» наркотрафика из албанского Косово через Сербию в Европу.

Естественно, что и оборот наркотиков внутри страны осуществляется не без участия самых видных представителей сербской власти. Именно поэтому Вучич так активно выступает не только за полную «сдачу» Косово албанцам, но и за тесную «дружбу» с ними, и даже за привлечение их в центральную Сербию (подробнее о ситуации вокруг Косово и Метохии читайте здесь: http://www.samovar-news.com/2017/01/25/piarovskij-eshelon-aleksandra-vuchicha/).

Одной из относительно новых коррупционных схем, в создании и активном использовании которой обвиняют Вучича и его окружение, стала широкомасштабная контрабанда мигрантов со всего мира через Сербию в Европу. Эта схема достаточно проста – «беженцев», которые, кстати, вполне могут быть и настоящими исламскими террористами, обеспечивают сербскими паспортами и переправляют на территорию ЕС, уже как граждан Сербии.

При этом сербские СМИ совершенно не отражают реальной ситуации в стране. Часть из них напрямую контролируется западными «инвесторами» или существует на их деньги, другая, как бы подконтрольная государству, превратилась в буквальном смысле в рупор СНС и Вучича. Впрочем, рупор этот практически ничем не отличается от сербских прозападных масс-медиа.

Независимых же СМИ, выражающих другие точки зрения, кроме либерально-прозападной, в Сербии фактически не осталось. Максимум таких можно насчитать одно-два, да несколько ресурсов в интернет-сети.

Соответственно, теперь сербы выступают за отставку Александра Вучича и всей его команды, главы Центризбиркома Сербии и спикера Скупщины. Фактически – за полную смену власти. А также требуют смены руководства лживых «государственных» СМИ.

Как же Вучич попал во власть? Самое интересное, что произошло это на патриотической волне.

Конъюнктурщик или засланец?

Александр Вучич родился в Белграде в 1970 году. Окончил гимназию в предместье белградской столицы Земуне, затем – юридический факультет Белградского университета. Говорят, что он был талантливым учеником и его «заметили».

Благодаря этому он стал стипендиатом сербского «Фонда развития молодых учёных». Непонятно, правда, какой именно научной деятельностью он занимался. Но английский язык он был отправлен изучать в британский Брайтонский университет. А параллельно, как утверждается, подрабатывал торговым агентом в Лондоне.

Чем именно торговал Вучич в Великобритании – неизвестно. Но вернулся на Балканы он уже в качестве журналиста. Правда, не в Белград, а в боснийский город Пале (тогда – дальний пригород Сараево), который в ходе развала Югославии стал на какое-то время столицей Республики Сербской (сегодня – это Баня-Лука), входящей сейчас в состав Боснии и Герцеговины.

С чем был связан такой странный выбор? Нужно отметить, что родственники Александра Вучича по отцовской линии вышли из центральной Боснии, откуда были изгнаны усташами (хорватскими националистами), после чего и обосновались под Белградом, где уже и родился его отец, а затем и сам Александр Вучич.

Но это не имело никакого отношения к мотивам, которые толкнули талантливого «юношу с горящими глазами» в 1992-1993 годах перебраться в Пале, где он стал сотрудником английской редакции телевизионного «Канала С». Напомним, что весной 1992 года началась кровопролитная Боснийская война, в которой Вучич не участвовал. Так что ни о каких патриотических порывах здесь говорить не приходится.

Конечно, формально он действовал на стороне сербов, но, по сути, его работа заключалась в информировании о событиях в Боснии и Герцеговине так называемого международного сообщества во главе с США и странами Западной Европы, которые, как известно, во всех постюгославских конфликтах неизменно выступали против сербов.

Соответственно, нельзя исключать, что, находясь в столице Республики Сербской, информировал Вучич не только и не столько англоговорящих зрителей «Канала С», сколько представителей западных спецслужб, причастных, как к развалу Югославии, так и к начавшихся на её развалинах гражданских войнах.

Тогда его положение давало прекрасные возможности для сбора крайне полезной для западных спецслужб информации, как открытой, так и закрытой. Кроме того, имея прямой доступ к ключевым по тем временам фигурам сербской политической, деловой и военной элиты, Вучич налаживал с ними связи и втирался в доверие.

Вместе с тем, очевидно, что совсем не Республика Сербская была основной целью Вучича, а именно вот эти самые связи. Недаром он не стал дожидаться развязки в Боснийской войне, которая была остановлена лишь в конце 1995 года. И уже в 1993 году вернулся в Белград. Причиной этому стало знакомство Вучича с Воиславом Шешелем.

Шешель и его команда
Эта фигура крайне важна для нашей истории, но нужно очень чётко понимать что этот персонаж представляет собой на самом деле. Поэтому, прежде, чем продолжить наш рассказ об Александре Вучиче, отвлечёмся ненадолго, чтобы немного углубиться в биографию Воислава Шешеля.

Многие пытаются проводить аналогии между Шешелем и лидером Либерально-демократической партии России Владимиром Жириновским, и они действительно просматриваются. Прежде всего, это резкие заявления, которые, как правило, ничего серьёзного за собой не несут. Однако больше ничего общего между ними нет.

Итак. Родился Воислав Шешель в 1954 году в Сараево. И, кстати, как и Вучич, выделялся среди своих сверстников большими талантами. Какими – доподлинно неизвестно. Но в 1976 году он окончил юридический факультет Сараевского университета. И уже через три года, в 25-летнем возрасте, стал самым юным доктором наук в Югославии, защитив диссертацию «Политическая сущность милитаризма и фашизма».

Естественно, как и Вучича, его тут же «заметили». Правда, он не поехал учить английский в Великобританию, но отправился преподавать в США – в Мичиганский университет.

Из Соединённых Штатов он уже через год вернулся в Сараево совершенно «обновлённым». И с несокрушимым намерением вести непримиримую борьбу с «кровавым» режимом Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ) за создание Великой Сербии. По его версии, в неё должны входить как минимум Сербия, Босния и Герцоговина, Македония, Черногория и часть Хорватии.

До середины 1980-х «кровавая» югославская власть не желала понимать стремлений талантливого юноши, из-за чего он даже несколько раз побывал в застенках. Но к концу десятилетия ситуация кардинально изменилась.

Волшебным образом в СФРЮ под предводительством правящей коммунистической партии началась самая настоящая «национальная революция». Впервые со времени Тито были официально провозглашены «интересы сербского народа». А те, кто до этого крайне жестоко подавлял в Югославии любые проявления национализма, теперь всесторонне способствовал его развитию (Подробнее об этом читайте здесь: http://www.samovar-news.com/2017/02/19/na-ruinah-yugoslavii-chast-ii/).

Соответственно Воислава Шешеля (кстати, его прадед возглавлял отряд сербских четников, а отец воевал за партизан Иосипа Броза Тито) досрочно освободили из сараевской тюрьмы. После этого он провёл мировое турне, посетив в 1989 году США, Канаду, страны Западной Европы и Австралию. Говорят, что там он встречался с представителями сербской диаспоры. Но, по-видимому, и не только с ними.

За особые заслуги в борьбе «за сербские национальные интересы» глава движения сербских четников в США «Равна Гора» Момчило Джуич (князь, священник и командир сербских четников во Второй мировой войне) присвоил Шешелю почётный чин четнического воеводы (правда, в 1998 году он этого звания был лишён за тесное сотрудничество со Слободаном Милошевичем).

Вернувшись в январе 1990-го в разваливающуюся СФРЮ, Шешель создал «Сербское движение борцов за свободу» («Српски слободарски покрет»). В марте того же года оно объединилось с движением «Сербское народное возрождение» («Српска народна обнова») писателя-оппозиционера Вука Драшковича, образовав новую партию «Сербское движение обновления» («Српски покрет обнове»).

Напомним, что Вук Драшкович – один из главных организаторов крупнейших демонстраций против Слободана Милошевича, который возглавлял в 1990-х почти все антиправительственные движения и протесты. Это один из наиболее ярких представителей сербской «пятой колонны» с явным прозападным уклоном, ратующих за интеграцию Сербии в Европу любыми способами и средствами. Он неоднократно избирался депутатом сербского парламента.

А, кстати, его жена, Даница Драшкович, прославилась тем, что публично умоляла Запад бомбить сербов, чтобы освободить их от диктатуры Милошевича. Поэтому союз Шешеля и Драшковича выглядит, по меньшей мере, странно. В то же время, он является и весьма показательным.

Впрочем, уже к середине 1990-го между Шешелем и Драшковичем произошёл раскол. И Воислав организовал «Сербское четническое движение» («Српски четнички покрет»), на базе которого посредством слияния с местными отделениями «Народной радикальной партии» («Народне радикалне странке») в феврале 1991 года создал «Сербскую радикальную партию» Српска радикална странка», СРС), которую и возглавил.

В том же, 1991 году, Шешель прошёл как независимый кандидат по одному из одномандатных округов в сербскую Скупщину. А на следующий год в парламент Сербии успешно прошла его партия СРС, получив 22,6% голосов, заняв второе место, после Социалистической партии Милошевича (28,8%). Однако мест в правительстве СРС не получила.

Между тем, в 1992 году на обломках СФРЮ была создана Союзная республика Югославия (СРЮ) в составе Сербии и Черногории. В Хорватии и Боснии шли кровопролитные войны, в которых Шешель участвовал до 1993 года на стороне югославской армии Милошевича, занимаясь организацией сербских и интернациональных добровольческих отрядов. Но после того, как Милошевич отказался защищать боснийских сербов, отношения между ним и Шешелем резко испортились.

Именно в этот период талантливый юрист-политик Шешель встретился в Боснии с талантливым юристом-журналистом Вучичем, после чего последний активно вошёл в сербскую политику. В то же время и сам Шешель теперь сосредоточился на своей политической карьере, которая стремительно пошла в гору.

Так, Шешель неоднократно избирался в парламент Сербии. А в 1996 году победил на выборах в городе Земун, мэром которого он оставался до 1998 года. Кстати, именно здесь после развала СФРЮ действовала одна из самых мощных югославских организованных преступных группировок (ОПГ). Здесь же находится и штаб-квартира СРС Воислава Шешеля.

Впоследствии «Земунский клан» сыграл одну из ключевых ролей в осуществлении в СРЮ либеральной, прозападной «Бульдозерной революции» 5 октября 2000 года, завершившейся свержением Милошевича (Подробнее об этом читайте здесь: http://www.samovar-news.com/2017/03/25/na-ruinah-yugoslavii-chast-iii/), а также началом поступательного уничтожения на Балканах сербских патриотических сил руками самих же сербов.

Впрочем, нужно отметить, что «Земунский клан», как и другие югославские ОПГ, которые помогли привести к власти в Сербии откровенно прозападных политиков, после цветной революции были либо уничтожены, либо «переформатированы» под новую власть и её западных кураторов. Политические победы Шешеля вскоре после этого тоже закончились.

В 1997 году Шешель занял первое место во втором туре президентских выборов в Сербии, набрав более 49% голосов. Но выборы были признаны недействительными из-за низкой явки избирателей. А перевыборы, прошедшие в том же году, принесли ему лишь второе место. Между тем, в 1998-2000 годах Шешель был вице-премьером сербского правительства.

В Косовской войне, вспыхнувшей в 1998 году, Шешель и его партия поддерживали Слободана Милошевича. Однако в цветной революции 5 октября 2000 года роль Шешеля совершенно неясна. Выступал он за Милошевича или за «революционеров» – непонятно. Впоследствии он заявлял, что революция эта была прозападной. Между тем, в активном противодействии «революционерам» он тоже замечен не был.

После перехода Сербии под оккупацию либерально-демократических, прозападных сил, авторитет Шешеля заметно упал. Несмотря на то, что в его поддержку на президентских выборах в Сербии в 2002 году выступил Милошевич (уже более года находившийся в Гааге под арестом Международного трибунала по бывшей Югославии), Шешель проиграл.

Проиграл Воиславу Коштунице – последнему президенту Югославии (в 2000-2003 годах), пришедшему к власти на волне «Бульдозерной революции», который затем был премьер-министром Сербии (в 2004-2008-х). Основателю и лидеру (с 1992 по 2014-й) «Демократической партии Сербии» («Демократска странка Србије», ДСС). Сегодня его место в ДСС занимает Санда Рашкович-Ивич.

Впрочем, выборы 2002 года были признаны несостоявшимися из-за низкой явки избирателей. Де-факто на этом блестящая политическая карьера Шешеля и закончилась. После бульдозерной революции новая, прозападная власть Сербии начала «сдавать» Западу всех сербских героев и сколь-либо значимых сербских политиков-патриотов.

Многие из них были отданы под Международный трибунал по бывшей Югославии. Но даже те, кто избежал этого, были превращены из героев в преступников. Сербских патриотов стали целенаправленно маргинализировать, а реальных маргиналов и преступников выводить в «большую политику» и совершенно искусственно делать из них героев.

В феврале 2003 года Гаагский трибунал выдвинул обвинения и против Шешеля. Удивительно, но лидер СРС сам, абсолютно добровольно отправился в Гаагу. Якобы, чтобы доказать свою невиновность. Чем и поставил жирный крест на своей политической карьере.

С этого времени он надолго исчез с политического поля Сербии, фактически оставив свою партию в руках Томислава Николича (заместителя председателя СРС вплоть до сентября 2008 года) и Александра Вучича, которые фактически развалили партию Шешеля и маргинализировали её. И, покинув СРС, создали свою – «Сербскую прогрессивную партию» («Српска напредна странка», СНС), которую с 2012 года возглавил Вучич.

В ноябре 2014 года Шешель неожиданно был условно освобождён Гаагским трибуналом по состоянию здоровья – из-за онкологического заболевания. И вернулся в Белград, чтобы вновь возглавить свою партию. Напомним, что в апреле того же года Александр Вучич стал премьер-министром Сербии.

«Собачка Вучича» — обидное прозвище Шешеля на нынешних выборах

В марте 2016 года Шешель был также неожиданно полностью оправдан Международным трибуналом по бывшей Югославии, а в апреле того же года СНС победила на внеочередных парламентских выборах в Сербии, продлив, таким образом, полномочия Вучича в качестве премьер-министра на новый срок. СРС Шешеля особо этому и не противилась.

А в ходе президентских выборов в Сербии 2017 года Воислав Шешель набрал менее 4,5% голосов. Что, в общем-то, объяснимо. Между тем, наблюдатели утверждают, что сегодня он напрямую и косвенно действует в интересах именно Александра Вучича.

Но вернёмся от Шешеля к Вучичу.

Именно после знакомства с Шешелем Александр Вучич активно занялся своей политической карьерой. В 1993 году он вступил в «Сербскую радикальную партию» и сразу же стал депутатом сербской Скупщины. А уже через два года, когда ему было всего 24 года, Вучич стал Генеральным секретарём СРС. Важно отметить, что занимал он эту должность в течение 14 лет.

После победы в 1996 году партии Шешеля на местных выборах в Земуне, Вучич стал директором расположенного в этом районе спортивно-делового центра «Пинки». Очевидно, что в этот период уже упомянутый «Земунский клан» находился на пике своего могущества. И уж такой центр точно никак не мог быть обойдён вниманием «земуновских».

Кстати, сегодня одной из самых известных медиа-групп в Сербии является «независимая» Pink International Company, которая включает в себя телевизионное подразделение TV Pink, радиостанцию Radio Pink и кинокомпанию Pink Films International. С 1998 года она занимает лидирующие позиции в стране по рейтингам и, соответственно, по сбору рекламы. Безусловно, никакого отношения к Вучичу эта медиа-группа не имеет.

«За 20 лет Сербия станет современной и успешной страной»

Но вернёмся к политической биографии Вучича. Как раз с 1998 года он пережил «космический» карьерный рост. Трижды избирался депутатом СРЮ, был депутатом Скупщины Сербии и заместителем председателя парламентской фракции СРС, членом Административного комитета и Комитета по конституционным делам, заместителем председателя Комитета по вопросам Косова и Метохии и Комитета по культуре и информации.

В 1998-2000 годах Вучич стал министром информации Сербии и стал активно проводить политику репрессий по отношению к независимым и зарубежным СМИ, которая ударила не столько по авторитету самого Вучича, сколько по действующей власти.

В ходе цветной революции, как и в случае с Шешелем, Вучич чётко не обозначил своей политической позиции. А, после смены власти, хоть и лишился своей министерской должности, но по-прежнему остался «на плаву». Между тем, уход с политической арены Сербии Шешеля открыл перед Вучичем новые горизонты.

В 2004 году Вучич участвовал в выборах градоначальника Белграда, но неудачно. Однако в 2008 году, когда Томислав Николич (заместитель Шешеля и фактический лидер его партии в отсутствии Шешеля) ушёл из СРС и создал «Сербскую прогрессивную партию» («Српска напредна странка», СНС). Вучич тоже покинул партию Шешеля и стал заместителем председателя СНС Николича.

В 2010 году Вучич вдруг стал публично каяться в тех ужасных преступлениях, которые, якобы, совершали сербы на территории бывшей Югославии. А в 2012 году Томислав Николич выиграл президентские выборы в Сербии и покинул пост руководителя СНС, который сразу же занял Александр Вучич.

В 2012-2014 годах Вучич был министром обороны и первым заместителем премьер-министра Сербии. При этом специалисты утверждают, что в этот период Вучич имел бóльшее влияние на сербское правительство, чем даже тогдашний премьер-министр Ивица Дачич, а по совместительству лидер Социалистической партии Сербии («Социјалистичка партија Србије», СПС).

В 2014 году СНС победила в парламентских выборах, в результате чего Александр Вучич стал премьер-министром Сербии. Произошло это на патриотической волне. Дело в том, что сербы давно разочаровались в своих политиках, прекрасно понимая, что в подавляющем своём большинстве они придерживаются либерально-прозападных ценностей, которые не соответствуют чаяниям сербского народа.

Однако Вучич активно использовал национально-патриотическую риторику, «по образу и подобию» Шешеля, а, кроме того, привлёк к своей предвыборной кампании русских.

В его поддержку выступил не только российский бизнес, и, в первую очередь, сербская компания «Нафтна Индустриja Србиje» (НИС), контрольный пакет акций которой принадлежит «Газпром нефти», но и представители дипломатического корпуса России. Например, посол Российской Федерации в Сербии.

Не говоря уже о том, что даже сам Владимир Путин с подачи «больших российских специалистов» по Балканам публично «благословил» Вучича. А тот спекулировал этой «картинкой», агитируя за себя сербов. И вполне успешно.

Почему так произошло – отдельная тема. Но сербы поверили в патриотическую направленность Вучича. И ошиблись. Добравшись до вершины власти, он стремительно переметнулся в прозападный лагерь «либералов», «демократов» и настоящих предателей Сербии. Проводимая им откровенно прозападная политика наглядно показала чего он стóит на самом деле.

Естественно, популярность Вучича начала стремительно падать. И, чтобы подольше остаться во власти, в 2016 году действующий премьер-министр Сербии организовал досрочные выборы. В которых и победил. Не без широкомасштабных махинаций, конечно.

А в начале апреля 2017 года Вучич принял участие уже в президентских выборах в Сербии. И снова «победил», в очередной раз несправедливо. Именно это и переполнило сербскую чашу терпения.

Протесты – и что дальше?

Если отталкиваться от того, что нынешние протесты в Сербии истинно народные (а на то очень похоже), то чего от них в реальности можно ожидать? На что могут рассчитывать протестующие? В общем-то, перспективы у них не слишком радужные.

Участники выступлений заявляют, что они намерены продолжать протесты до тех пор, пока власть их, наконец, не услышит и не пойдёт на выполнение выдвигаемых требований. При этом особо подчёркивается, что протесты и дальше будут оставаться мирными. Среди участников, в том числе и потенциальных, распространяются памятки, рассказывающие как себя вести, чтобы избежать любых недоразумений, а тем более столкновений.

Между тем, Александр Вучич и его окружение, которых хоть и нервируют эти выступления, на протесты стараются особо не реагировать. Сам новоиспечённый сербский президент даже заявил, что всесторонне поддерживает протесты, ибо Сербия – это демократическая страна, которая каждому обеспечивает свободу слова и действий. По крайней мере, пока недовольные ведут себя мирно.

Протестующие же готовы взять Вучича измором. На случай, если он будет и дальше игнорировать их требования, они рассматривают возможность «радикализации» своих выступлений. В частности, на смену нынешних шествий по улицам с плакатами могут прийти акции, предполагающие блокирование улиц, мостов и зданий.

Кроме того, своими действиями протестующие рассчитывают «разбудить» ту часть населения Сербии, которая не пришла на последние выборы (как, впрочем, и предыдущие), из-за того, что не верит в то, что голосование может что-то решить, так как коррумпированная сербская власть этого просто не допустит. А это, на секундочку, больше половины жителей страны, имеющих право голосовать.

Конечно, может быть сейчас благодаря этому ничего изменить и не получится, но следующие, парламентские выборы, могут стать для действующей сербской власти большим сюрпризом. А напомним, что в Сербии управляет, главным образом, не президент, а премьер-министр, который выбирается по итогам выборов в Скупщину.

Однако вероятность того, что сербам удастся вернуть себе Сербию, забрав её у прозападной элиты, которая захватила власть после «Бульдозерной революции» 5 октября 2000 года, минимальна. В лучшем случае она равна одному шансу на миллион. Прежде всего, потому, что политическое поле страны после той самой цветной революции было тщательно зачищено от патриотов, которых либо маргинализировали, либо просто истребили.

А, соответственно, практически любые силы, которые реально могли бы сменить клан Вучича у руля государства, будут проводить ту же самую политику. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на список кандидатов, участвовавших в последних президентских выборах.

Кандидат движения «Двери» Бошко Обрадович (второй слева)

Из всех из них, пожалуй, можно выделить лишь Луку Максимовича «Белого» и Бошко Обрадовича. Но первый – талантливый «приколист», а не серьёзный политик, тогда как второй не имеет широкой поддержки среди населения, так как, по сути, ничего нового и гениального не предлагает.

Все остальные оппозиционные политические лидеры и партии, сегодня полностью дискредитированы в глазах народа. Кстати, именно из-за этого протестующие категорически отказались вставать под знамёна каких-либо политических сил. А, соответственно, национального лидера или движения, которое способно изменить ситуацию в Сербии в лучшую сторону, похоже, просто нет.

Впрочем, нельзя исключать и того, что нынешние протесты – это вовсе не народный бунт, и за ними действительно кто-то стоит. На эти мысли наводит, прежде всего, то, что недовольные, которые выходят на улицы Сербии, очень неплохо подготовлены и организованы.

Кроме того, в толпе периодически проскальзывают всем известные черты цветных технологий. Например, протестная молодёжь периодически начинает скакать, как это было на Украине, а ещё раньше – в Болгарии, и скандировать: «Ко не скаче тај је Вућич!». Да и на плакатах, которые несут студенты по улицам, далеко не все лозунги безобидные.

Допустим, что для Сербии значит призыв: «Децентрализация!»? Может быть, потерю, помимо Косово и Метохии, ещё и Воеводины или южных регионов страны, населённых преимущественно мусульманами?

«Мы вышло не потому, что нам платит Сорос. а потому, что нами правит сволочь»

Конечно, протестующая молодёжь утверждает, что за ней никто не стоит. Например, когда в самом начале протестов проправительственные СМИ попытались обвинить недовольных в том, что их финансирует Сорос, толпа пошла к зданиям, в которых эти средства пропаганды Вучича располагаются, и потребовали выйти к ним тех, кто обвинил их в связях с западными спонсорами. А некоторые газеты после этого студенты публично сжигали на улицах.

Смешно, конечно, когда тех, кто выступает против Вучича, обвиняют в связях с Соросом, ведь, скорее сам новоиспечённый президент в этих связях и замешен. Между тем, студенты могут и не знать, что их кто-то использует. Дело в том, что коллективный Запад во главе с США требует от сербской власти скорейшего решения в свою пользу целого ряда проблем.

Допустим, официального признания независимости Косово. Отказа от поддержки Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины, чтобы лишить сербов, проживающих на этой территории самостоятельности. Скорейшего вступления в НАТО, а затем и в Евросоюз, что требует активизации социально-экономических реформ, которые ещё более ухудшат положение сербского народа. И так далее, вплоть до отделения Воеводины.

Очевидно, что ни одну из этих инициатив сербы не поддержат. По крайней мере, добровольно. Но, ведь, можно их заставить это сделать. Достаточно организовать провокацию, в которой пострадают люди, и можно будет не только разогнать протесты силой, но и, например, ввести военное положение.

Это позволит Вучичу получить неограниченную власть. Пусть и на какое-то время, но этого может оказаться достаточно, чтобы провести все те решения, в которых так заинтересован Запад. К тому же, ради такого дела Вучич вполне может привлечь «к подавлению беспорядков» и силы НАТО. Не зря же поздравить Вучича с победой на президентских выборах сразу же приехал сам Джон Маккейн.

На 25 апреля запланирован «Великий протест», который может стать кульминацией уличных митингов

Одновременно Вучич может окончательно уничтожить всех своих конкурентов, представляющих патриотические силы Сербии. Кстати, напомним, что ещё в 2014 году всплывала информация, что сам Вучич хочет организовать протесты, чтобы на корню истребить патриотов, мешающих ему интегрироваться в Западный мир.

Может быть, этот план дождался своего воплощения в жизнь? Вполне возможно, ведь патриотические силы в этих протестах почему-то принимают очень скромное, почти пассивное участие. За исключением, пожалуй, лидера движения «Двери» Бошко Обрадовича. Как будто что-то такое знают и этого сильно опасаются.

И последний вопрос – могут ли сербы в этой ситуации рассчитывать на поддержку России? Вряд ли. Дело в том, что Россия, к сожалению, не имеет стратегии даже собственного развития. Нет у страны и внешнеполитической стратегии, а тем более балканской. Есть, конечно, политика, которая реализуется отдельными чиновниками и дипломатами, но она имеет конъюнктурный характер. И часто зависит от частных интересов, а не государственных.

В результате даже такие компании, как НИС, подконтрольная «Газпром нефти», позиционирует себя не как российская, а как международная структура. Со всеми вытекающими последствиями. Достаточно сказать, что НИС финансирует сербские прозападные и проправительственные СМИ, которые занимают откровенно русофобскую позицию. А в штате компании работают люди, настроенные не только русофобски, но и антисербски. Такие, например, как упомянутая уже Даница Драшкович.

Вместе с тем, российские государственные организации, такие, допустим, как «Русский Дом», призванные развивать русско-сербское сотрудничество, также выступают, к сожалению, лишь в качестве бизнес-структур, действующих на условиях самоокупаемости.

Чего стоят российские дипломаты – вообще говорить страшно. Потому, что они, судя по всему, в принципе не рекомендуют руководству России серьёзно заниматься Сербией, как, впрочем, и в целом Балканами.

Иначе почему российская власть поддерживала Александра Вучича, когда тот пытался получить власть? И почему поддерживает сейчас, когда уже совершенно очевидно, что он открыто ведёт антисербскую и антирусскую политику?

Поэтому ответ на вопрос: «Поможет ли Россия сербам, если это будет действительно нужно, защитит ли их, как это было когда-то?». Думается, сербы помощи не дождутся. Всё будет также, как при Борисе Ельцине. Если, конечно, не хуже. Народ России, безусловно, сербов поддержит, а российская власть – нет.

Поделиться/Share

Добавить комментарий