Поделиться/Share

26 марта в Болгарии состоялись парламентские выборы. О результатах голосования и перспективах развития страны рассказывает председатель болгарского национального движения «Русофилы» Николай Малинов.

– Николай, как вы оцениваете итоги парламентских выборов в Болгарии?
– Были вещи ожидаемые, были неожиданные, и были те, что нужно еще дополнительно анализировать. То, что в парламент прошло 5 партий, мне кажется, было вполне ожидаемо. А вот разрыв в результатах между ГЕРБом и БСП получился несколько больше, чем предполагалось. Лично я связываю это с типами кампаний, которые проводили БСП и ГЕРБ, потому что последние все-таки вели себя очень спокойно, скорее, как «голубь», тогда как БСП выступили в роли «ястребов».

По моему мнению, главным событием выборов стало то, что третье место заняли «патриоты». За последние 26 лет никто, кроме турецкой партии «Движение за права и свободы» (ДПС), не был третьей силой. ДПС всегда удерживала эту позицию, что было решающим при формировании любого правительства – лево- или правоцентристского.

Сейчас их место заняли патриоты, и лично я считаю, что это хорошо для Болгарии. Это было видно и на президентских выборах – тогда патриоты тоже стали третьей политической силой, но набрали примерно 15%, сейчас же у них под 10 %.

Сейчас их результат оказался хуже потому, что в последние дни, в связи с проблемами на болгаро-турецкой границе, они вели себя несколько агрессивнее, чем обычно. Но знаки, которые патриоты дали обществу, те три формации, которые объединились в коалицию и вместе вышли на выборы, все это дало свой результат. То же самое произошло и на президентских выборах.

Если собрать мандаты ГЕРБа и «патриотов», депутатов будет 122 из 240, так что, в принципе, они уже могут сформировать правительство. Мне кажется, что ГЕРБ будет искать широкую поддержку своего будущего правительства. И у них будет молчаливая поддержка турецкой партии, она обычно так поступает, а также пятой партии, которая провела в парламент лишь 11 депутатов это партия «Воля» бизнесмена Весселина Марешки. Таким образом, БСП останется в оппозиции.

 

Итоги досрочных парламентских выборов в Болгарии 26 марта 2017 года

(после подсчёта 100% голосов)

«Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ)

33.54%

«БСП за Болгарию»

«Болгарская социалистическая партия» (БСП), «Земледельческий союз», «Коммунистическая партия Болгарии», «В верх», «Экогласность», «Тракия»

27.93%

«Объединённые патриоты»:

«Национальный фронт спасения Болгарии» (НФСБ), «Болгарское национальное движение-ВМРО» («Внутренняя македонская революционная организация»), «АТАКА», «Средний Европейский Класс», «Союз патриотических сил “Защита

9.31%

«Движение за права и свободы» (ДПС)

9,24%

Партия «ВОЛЯ»

4.26%

«Реформаторский блок»

«Болгарский земледельческий народный союз», «Болгарская новая демократия», «Движение Болгарских граждан», «Союз демократических сил», «Народный голос», «Болгарский демократический форум»

3.14%

Движение «Да, Болгария!»

«Да, Болгария», «Зелёные», «Движение за европейское объединение и солидарность» (ДЕОС)

2.96%

Объединение ДОСТ

(«Демократы за ответственность, справедливость и толерантность», в переводе с турецкого «ДОСТ» – друг)

2.94%

«Новая Республика»

«Демократы за сильную Болгарию» (ДСБ), «Союз за Пловдив», «Болгарское демократическое сообщество»

2.54%

ПРОТИВ ВСЕХ

2.50%

Источник: http://results.cik.bg/pi2017/rezultati/index.html

– А «Воля» – что за партия?

– Я бы ее не назвали ни правой, ни левой, ни либеральной. Сейчас модно такие партии называть «популистскими», но я бы не использовал и этот эпитет. Это партия бизнесмена из Варны, основные его обещания – уничтожение существующего по мнению партии картеля при продажи горючего, дешевое горючее, дешевые лекарства и так далее, то есть решение определенных социальных вопросов.

В последние недели он также потерял от 8-9% до 10% голосов и набрал всего лишь 4,26 %. Началась мощная атака против него. Сначала объявили, что регистрация его партии была незаконной, затем и вопросы о легитимности его бизнеса подняли. Но это часть предвыборной истерии, которая происходит в любом государстве. Я ожидаю, что они тоже войдут в будущее правительство и интрига будет вокруг премьерского поста Бойко Борисова, а именно – как отнесутся к нему коалиционные партнеры.

– Ранее вы представляли Социалистическую партию. Сейчас вы по-прежнему ее представляете?

– Я 27 лет состоял в Болгарской социалистической партии, но 2 года назад вышел из нее из-за несогласия с проводимой ею политикой. Прежде всего, из-за событий вокруг Крыма. Я также перестал издавать газету Соцпартии. Сейчас меня выдвинули в качестве гражданского лица от «Патриотов», но я был третьем в своем избирательном округе и не прошел.

Я чувствую себя наиболее полезным именно с «Патриотами», так как это вектор объединения, а не разъединения.

– А как вы могли бы охарактеризовать партии ГЕРБ и БСП, за что они выступают? Мы следим за выборами, и получается, что у обеих этих партий, формально конкурирующих, очень похожая программа.

– Моя политическая триада – это многополярный мир, традиционные ценности и сильное государство. С точки зрения сильного государства, более четкие лозунги были у БСП. Да, в этом же духе были и позиции партии ГЕРБ. Сочетание же всех трех составляющих было только у «Патриотов». Единственная партия, ведущая себя геополитически оппозиционно – это партия «Атака». Она действительно выступает против НАТО и против Европейского союза и за многополярный мир. Они были в парламенте, и снова будут в нем.

С точки зрения идеи сильного государства, действительно, все говорят примерно одинаково – и левые, и правые, и либеральные силы. Кто бы реально стал проводить такую политику – отдельный разговор. Что касается патриотизма и традиционных ценностей – это тоже у «Патриотов» очевидно. И, скорее, эти ценности есть у правых, у ГЕРБа, например, но не у БСП, которые, в общем-то, являются частью семьи левых партий в Европарламенте, которые понятно как относятся к традиционным ценностям.

– Как, по вашему мнению, будут разворачиваться события?

– ГЕРБ лидирует с большим отрывом, и они, соответственно, будут формировать правительство. Я считаю, что они составят правительство в коалиции с «Патриотами» и «Волей».

– А изменится ли сама ситуация в Болгарии, и в какую сторону?

– Это, опять же, смотря с каких позиций смотреть. С точки зрения внешней политики – скорее всего, нет. Если смотреть с точки зрения внутренней политики, то ГЕРБ продолжит проводить ту же политику, что и до сих пор. Они победили спокойно, уверенно, без лишней истерики, и это говорит о том, что народ не готов пока воспринять те послания, которые левая партия им шлет. Эта сила не смогла убедить избирателей, что способна что-то поменять в государстве. И результат очень красноречивый, все-таки почти 6% разницы – это немало.

– В России ГЕРБ считают антироссийской партией…

– Я бы не назвал ГЕРБ антироссийской, как и БСП – пророссийской. То, что ГЕРБ является ведущей партией в стране, которая является членом Европейского Союза и НАТО, говорит о том, что и дальше они будут проводить свою политику. А БСП обычно заявляет о том, что они проводят свою политику, а потом ее не проводят. В чем же разница? Повторюсь, отличается от них только «Атака», которые четко говорят, что они выступают за выход из Евросоюза и выход из НАТО. Здесь я вижу четкую и ясную альтернативу.

А между социалистами и ГЕРБом в этом отношении – внешнеполитическом – я не вижу никакой разницы. От того, что БСП заявляет, что она будет проводить любую политику, она не становится к ней ближе. Социалисты прекрасно понимают, что если, например, они попытаются наложить вето на санкции против России, за то время, пока премьер-министр летит из Брюсселя в Софию, будут остановлены те европейские фонды, которые уже инвестировали 2,5 млрд евро в болгарскую экономику, и ему придется подать в отставку.

Именно так и случилось в 2014 году, когда БСП, депутатом от которой я тогда являлся, выступили в парламенте и сказали: «Ребята, мы за “Южный поток”». На нас наложили 800 млн евро штрафа, остановили работу еврофондов, и на второй рабочий день после того, как это случилось, правительство БСП было вынуждены подать в отставку.

Так что тут нужно совершенно по-другому себя вести. Сначала довести до конца те экономические проекты, которые правильно Россия поставила на стол переговоров с Болгарией. Это и «Южный поток», и АЭС «Белене», и новый реактор АЭС «Козлодуй» и нефтепровод «Бургас-Александрополис». А почему бы и не открыть шахты по добыче урана, которые у нас были закрыты?

И только после этого, когда мы обеспечим соответствующую базу для самостоятельного доведения, тогда Болгария может приступить к каким-то другим политико-экономическим действиям. Но это очень длинный путь.

– А разве не нынешний премьер-министр от партии ГЕРБ отказался в свое время от «Южного потока»?

– В июне 2014 г. под нажимом Брюсселя и Вашингтона проект „Южный поток“ „заморозил“ Премьер министром Пламеном Орешарским, выдвинутым БСП. ГЕРБ продолжил линию фактического отказа, с аргументацией, что болгарская экономика не в состоянии справиться без фондов ЕС. И политика ГЕРБа именно в том и состоит, что они сейчас предлагают хаб «Южный поток», а Россия в лице президента Владимира Путина говорит «да», но только при наличии четких гарантий.

Но ни одно правительство Болгарии не может добиться таких гарантий без Европы. Образно говоря, в России по-разному к этому относятся. Некоторые считают, что 7 млн болгар должны справиться с 350 млн англосаксов и упрекают нас. Другие понимают, что мы не можем этого сделать и пытаются искать совместные решения. Мы должны продолжать поиск нашего общего пути. Как его находили и на протяжении тысячи лет.

– А вы оцениваете экономическую ситуацию в Болгарии и что, по-вашему мнению, будет происходить в стране в ближайшее время?

– Экономика, особенно производственный сектор, не развивается. Развивается только сектор услуг, но на этом далеко не уедешь. Как я уже говорил, без вливаний европейских фондов болгарская экономика сейчас, к сожалению, не может существовать. Так что рисовать какие-то розовые перспективы невозможно. И не вижу никаких перспектив в отношении проектов, которые Европа могла бы предложить Болгарии.

Я считаю разумными и выгодными для Болгарии те проекты и те инициативы, с которыми вышла Россия в последнее время, да и вообще за последние 10 лет. Это и «Южный поток», и развитие атомной энергетики в Болгарии, и нефтепровод «Бургас-Александрополис», и все остальные совместные проекты, которые могут дать толчок развитию экономики.

Что касается отношений Европы с Болгарией, они никаких приятных сюрпризов не принесут. Наоборот, у нас налицо тяжелый демографический кризис и одна из самых слабых в Европе экономик.

– В коалицию «Объединенные патриоты» входит партия ВМРО. Что она собой представляет?

– ВМРО – наследник организации, возникшей более 100 лет тому назад для освобождения Македонии. Это партия с большой историей, патриотическая партия Болгарии, ее лидер – Красимир Каракачанов.

– Каково сейчас отношение болгар к России? Похоже, что среди молодежи оно достаточно негативное.

– Социология последних лет показывает, что русофилами себя определяют от 75 до 80% болгар. Конечно, есть и русофобы, но их мало. В прошлом году, в соответствии с результатами опроса, их оказалось 4%, а еще 3 года назад это были 8%. Конечно, американские фонды вливают миллионы долларов в прозападные медиа.

Да, есть утерянное поколение 1990-2000-х годов. С ними никто не работал, образно говоря, и среди них количество русофобов значительно выше, поскольку никто не знает, что такое Россия. Да, есть 20-25-летние, которых мы потеряли, но называть их русофобской волной я бы не осмелился.

Есть информация и о мощной болгарофобской волне в России. Приведу пример, в прошлом году мы дали России коридор в Сирию – 25 дней, и за то, что в последние 5 дней закрыли воздушное пространство, с российской стороны стали распространять вброс, что, мол «братушки закрыли нам небо». Хотя в течение 25 дней из 30 возможных болгарское правительство отказывалось закрыть небо при ясном осознании того, что это не гуманитарная помощь летает над Болгарией, а оружие в Сирию. Как тогда болгарам реагировать на такие выпады?

Новые инициативы появляются у нашего движения «Русофилы». Например, уже третий год подряд мы отправляем по 300 студентов на обучение в российских вузах. 280 преподавателей русского языка, которым мы платим вознаграждение, обслуживают свыше 500 кабинетов в детских садах.

Мы разработали собственную методику, собственный учебник русского языка. Детям дарим книги, организуем фестивали, конкурсы, строим памятники, поддерживаем свыше 550 уже существующих памятников. Как тогда это называется – русофобия или русофилия?

Разве есть российские мероприятия, аналогичные по масштабу тому, что мы делаем. Покажите мне пальцем того партнера в России, с которым русофилы Болгарии могут работать. Отношение России к нам на каком-то гаражном уровне!

– Получается, ухудшение наших отношений связано с промахами России в выстраивании своей политики?

– Мы находимся в одной цивилизационной семье. Русский человек – это православный славянин. Я тоже православный славянин, молюсь Богу на том же языке, церковнославянском, что и вы, пишу на той же кириллице, что и вы, которую мы к вам привезли. Не просто так ведь кто-то привез эти книжки из Греции, кто-то же написал их на церковнославянском. А, если не греки, то какие тогда были славянские государства? Только болгарское. Я болгарин, и я пишу на кириллице, и я православный.

Наши церкви хорошо сотрудничают друг с другом. У правительств обстоят дела хуже, Россия дала прекрасные предложения, но по целому ряду геополитических причин они не могут исполниться. Но не по вине Болгарии и не по вине России. А по коллективной вине. Потому что как мы не можем справиться с англосаксами, так же и вы не можете справиться с англосаксами! В наших общих интересах – справиться. И в культурном, и в духовном, и в материальном сотрудничестве.

Если мы не будем усиливать наши связи, не будем развивать наши взаимоотношения, Россия не исчезнет, а вот Болгария точно исчезнет лет через 30-40. И поэтому мы русофилы. Мы прекрасно понимаем, что в этом мультикультурном мире, если мы не будем развивать свой вектор, свое понимание и мироощущение, потому что считаем либеральную модель, так же, как и тоталитарную, совершенно провалившейся

Значит мы должны делать что-то на основе нашего цивилизационного подхода, который сочетал и прагматизм Запада, и духовность Востока. И тут нам друг у друга есть, чему учиться. Болгарам, русским, сербам, грекам. Это наш общий подход, и его нужно развивать.

Я уверен, что России будет легче с другом. Пусть даже маленьким, как Болгария. Но лучше, чем без друга.

Да – Россия справится, мы не справимся, это факт. Но тут важно понять, где та красная черта, которую мы не переходим. Найти те точки соприкосновения, те процессы, те проблемы, которые мы действительно сообща можем решить, и те, которые нужно отложить для того, чтобы собрать необходимый ресурс и решить и их тоже.

– Что, по вашему мнению, сейчас должна делать Россия?

– Я считаю, что тут Болгария больше в долгу, чем Россия. Потому что Россия всегда открыта для взаимодействия. А нам в этой ситуации сложнее найти компромисс. Поскольку с точки зрения культурной и духовной работы всё идет хорошо, но на уровне двух государств всё время что-то не получается, какие-то косяки. Не можем довести до конца ни одну из наших инициатив.

Между тем, политики-русофобы в Болгарии долго не задерживаются, они все – политические недолгожители…Они появляются, только для того, чтобы исчезнуть.

– Но нынешнего премьер-министра трудно назвать русофилом…

– Это премьер-министр, который не имеет никаких прав, это «временное правительство». Он вообще не имеет права высказываться и принимать решения по каким-либо геополитическим вопросам. Такие решения должно принимать нормальное правительство, избранное после парламентских выборов.

Беседу вел Денис Кириллов

Текст под редакцией Анастасии Казимирко-Кирилловой

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Русофильская» Болгария останется русофобской

Поделиться/Share

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий